Сонник - толкование снов






Сновидеть — значит проснуться

Толкование снов по алфавиту

а б в г д е ж з и й к л м н о
п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я

Давайте начнем все сначала. Как часто вы говорили: «Это всего лишь сон»?
Вы, наверное, говорили это себе, когда хотели забыть о том, что беспокоило вас в течение ночи, желая избавиться от воспоминания. А может быть, вы произносили это с тоской, очнувшись от сна, в котором вы наслаждались радостью и красотой, которые, казалось, недостижимы в обычной жизни? Когда мы окунаемся в ежедневные дела и заботы, нам очень легко забыть о своих снах. Дверь у нас в голове захлопывается, сны исчезают. Позволять этому случаться — не самая удачная из жизненных стратегий. И вот почему:
Сны не случайны, они на нашей стороне.

Они открывают возможности, которые помогут нам выйти за пределы наших обыденных самоограничивающих верований и поведенческих стереотипов. Прежде чем мы забудем как «всего лишь сон», не имеющий никакого значения, ту любовь, с которой встретились во сне, увиденный во сне дом или работу, мы хотим выяснить, а не было ли в том сне каких-нибудь подсказок, которые могут помочь нам воплотить эти столь желанные видения в жизнь.

Сны также могут показывать нам то, о чем мы предпочитаем не думать, — основная причина, по которой многие из нас захлопывают дверь в свои сны и держат ее закрытой. Это могут быть наши будущие жизненные проблемы, или те части нас самих, которые мы склонны игнорировать или подавлять, или более высокие ценности и более широкие взгляды, вовлеченные в те ситуации, которые мы рассматриваем с нашей ограниченной точки зрения.

Мы можем предпочесть не думать о таких вещах, но если они появляются в наших снах, то только потому, что наше более мудрое «Я» сообщает нам, что мы должны задуматься над ними. Когда наши сны показывают наши проблемы в будущем, они также предлагают инструменты, чтобы избежать этих проблем или одолеть их, — если только мы учтем эти послания и предпримем подходящие действия. Когда наши сны приоткрывают нам те грани нас самих, которые мы склонны отрицать, они приглашают нас возвратить себе ту энергию, которую мы тратим на отрицание, интегрировать ее и работать со всеми аспектами нашей энергии. Когда сны отражают нечто большее, что вовлечено в конкретную ситуацию, они предлагают нам внутренний компас и пересмотр решений, принятых под влиянием нашего эго или ожиданий других людей.

Когда по ночам во сне мы видим что-то такое, что нам не нравится, мы должны обратить на это особо пристальное внимание, так как нам показывают те части нашей жизни, которые требуют понимания и действия. Чем страшнее сон, тем неотложнее необходимость принять его послание и понять, что должно быть сделано.

Когда вы знаете это и действуете соответственно, вы обнаруживаете, что сны помогают вам преодолеть тяжелейшие испытания, которые готовит вам жизнь. Вы убеждаетесь, что сны могут помочь вам сохранить работу или отношения — или найти лучшую работу и более удовлетворяющие отношения. Они могут помочь вам избежать болезней, автомобильной аварии, которая в противном случае произойдет с вами в следующий четверг. Они могут спасти вашу жизнь — как вашу физическую жизнь, так и смысл всей вашей жизни. Чтобы жить, и жить в полном смысле этого слова, все мы нуждаемся в предназначении — точно так же, как нуждаемся в еде, воздухе и сексе. Сны помогают нам вспомнить предназначение нашей жизни и прожить наши Настоящие Истории.

Когда мы в обычной речи говорим «во сне», мы еще более пренебрежительны, чем когда говорим «всего лишь сон». Tu reves, услышанное на парижской улице, значит «этого не случится», вы обманываетесь, вводите себя в заблуждение. Парень, который пытается «снять» девочку на пляже в Израиле, может услышать в ответ: «Тебе приснилось, что ты в Испании».

Изучающие восточную философию часто цитируют изречение, что состояние сна — это состояние майи, или иллюзии (хотя в восточной философии состояние бодрствования, наша жизнь, когда мы не спим, — еще более иллюзорное состояние).

Мы пренебрегаем снами, хотя слово сон несет в себе магию. Мы используем его, чтобы описать невероятно важный опыт, который приводит нашу душу в движение и может менять мир. Мне приснился сон. Мартин Лютер Кинг мог быть, а мог и не быть вдохновлен ночным сном; по его собственным ранним отчетам, этот мистический момент случился, когда он посреди ночи склонился над кухонной раковиной. Он был близок к отчаянию и вдруг ощутил присутствие чего-то гораздо большего, силы, которая благословила его и дала мужество двигаться дальше. Мы все прекрасно знаем, что он имел в виду. И каждый раз, когда слышим эту фразу, мы ощущаем мурашки узнавания, бегущие по нашему телу.

«Голливуд» — это «фабрика грез». Слово сон уже давно перекочевало в словарь рекламной индустрии и пользуется большой популярностью в рекламе. Нас заманивают перспективами заполучить машину нашей мечты, микроволновую печь нашей мечты, отпуск нашей мечты или яхту нашей мечты.

Таким образом, и в нашем употреблении этого слова, и в нашем его понимании присутствует оттенок ненадежности. Это иллюзия или вздор, и в то же самое время — это желания нашего сердца, стремления нашей души, наше видение мира.

Есть что-то бросающее в дрожь в корне английского слова dream, сон...
Когда оно впервые появилось в староанглийском, слово dream означало веселье, пирушку или развлечение. Оно также означало музыку или радостные звуки — вроде того веселого гула, который раздавался бы, если бы в компании средневековых пьянчужек опрокинули слишком много кружек медовухи. Для обозначения «сна» в смысле видения или опыта, который мы получили во сне, в старину использовались другие староанглийские слова, которые выглядят довольно странно для нашего современного взгляда (swefn, maeting). Слово «сон» уже не подразумевает этих значений — в общем употреблении — со времен Чосера. И лингвисты не знают в точности, как произошел этот сдвиг значений.

Большинство ученых считают, что слово «сон» в современном английском языке — это не то же самое слово «сон» в староанглийском языке, хотя эти два слова и пишутся одинаково. Общее мнение таково, что слово «сон», в значении видения или события, случившегося во сне, пришло к нам из старонорвежского (draumr) или старонемецкого (Traum). Так что мы должны отправиться в северные земли, чтобы понять, что же скрывается за этим словом. И если мы сделаем это, мы обнаружим, что у «сна» на севере есть мудреные родственники. Один из них — это draugmas, что значит «обман» или «иллюзия». Еще один — draugr — призрак, навязчивое преследование или явление умерших.

Слово Traum, несмотря на близость звучания, не имеет ничего общего со словом «травма» (которое произошло от греческого «рана»), но если вам приснится draugr, это действительно может быть травматичным.

Слово «сон» не получится насадить на булавку, как большую красивую бабочку Morpho, оно просто не позволит поместить себя под стекло. Если бы нас попросили дать всего одно определение слова «сон», многие из нас, наверное, стали бы говорить об образах или впечатлениях, которые они получили, когда спали. В некоторых европейских языках слова «спать» и «сон» идентичны, как, например, латинское somnium, из которого потом произошло старофранцузское слово songe, обозначающее сон.

Тем не менее во многих древних и туземных культурах «сновидеть» — это не только и не столько о состоянии, когда вы спите; оно описывает состояние, когда вы просыпаетесь — пробуждаетесь к осознанию высших истин и более высокой реальности, чем те, что доступны для обыденного сознания.

Особенно четко это прослеживается в языке Древнего Египта, где очень много знали о сновидении. Египетское слово, обозначающее сон, — это rswt. Буквально это значит «пробуждение», и в иероглифике оно часто сопровождается определением, изображающимся в виде открытого глаза.

Это обретает смысл, если подумать о том, что в нашей бодрствующей жизни мы часто находимся в состоянии полусна, ведомые планами и неотложными делами других людей, слишком занятые, в состоянии стресса, в состоянии «я уже ни во что не врубаюсь», не способные вспомнить, что с нами вообще происходит. Врачи эпохи Ренессанса и алхимик Парацельс, в частности, описывали это так: «То, что показывают нам сновидения, — это тень той мудрости, что живет в человеке, даже если он ничего не помнит об этом, когда просыпается. Мы ничего не знаем об этой мудрости, потому что дурачим себя и тратим свое время на внешние, преходящие вещи и находимся в состоянии сна по отношению к реальности внутри нас».

Для многих древних и туземных культур мир сновидений так же реален — и даже более реален, — чем повседневная жизнь бодрствующего человека. «Мир сновидений — это реальный мир», — говорит мудрец из племени ирокезов. На протяжении всей истории в большинстве культур человечества сны обладали жизненно важным значением по двум основным причинам: сны — это место пересечения человеческого и больше чем человеческого, в снах могут содержаться пророчества, открывающие нам события, которые еще только произойдут.

Обе эти функции снов одинаково возможны, ибо в своих снах мы вырываемся за пределы законов физики Ньютона. В наших снах мы также можем проходить через испытания. И это понимание получило свое отражение в языке тех культур, в которых сновидения имели наибольшую ценность.

Например, в языке представителей макиритаре, одного из племен Венесуэлы, слово, обозначающее сон, звучит как adekato, что значит «путешествие души». «Когда мы спим, дух выходит на прогулку», — рассказывает мудрая женщина из живущего в Западной пустыне племени австралийских аборигенов кукатья. Для австралийских аборигенов сновидения людей могут оказаться экспедициями во «Время снов» — место создания всего.

Дары и силы, заключенные в сновидении, скрыты и в языках других народов. Для ирландцев слово aisling может означать и сон, и видение, И стихотворение или все это вместе. В иврите слово «сон» (halarri) может употребляться в значении «поддерживать свое хорошее здоровье». Среди индейцев из племени ирокезов сновидеть (kateraswas) — значит приносить удачу самому себе, а сновидящий (atetshents) означает также «шаман», «целитель» и «врач».

Мое любимое определения сна взято не из словарей или межкультурного анализа. Эти определения — яркие и непосредственные, новые, как завтрашний день, и древние, как колдун в рогатой шапке, нарисованный на стене пещеры рядом с Ласко, — даны людьми всего мира — людьми, которые сонастроены со своими снами и уважительно относятся к ним.

Разговаривая с читателями в книжном магазине города Остин, штат Техас, я начал с того, что спросил, не мог бы кто-нибудь из собравшихся определить слово «сновидение». К моему удивлению, поднялось более тридцати рук. Первые четыре определения, предложенные публикой в Остине, несли в себе четкое ощущение тех даров и возможностей, которые дают нам сновидения:
1. Сновидение — это начало.
2. Сновидение — это приключение.
3. Сновидение — это послание от нашего более мудрого «Я».
4. Сновидение — это предназначение.



см. далее:
Девять сил сновидения






Sonnik-super.ru (с) Авторские права